Новости образования • Информация о ходе реализации ФЦПРО 2016-2020 • Реализация проектов в сфере образования
Личный кабинет
Интервью

Российское высшее образование за рубежом. Зарубежное образование среди российских абитуриентов и студентов

09.09.2019

Об образовании за рубежом, востребованности российского высшего образования за рубежом и, в том числе, зарубежного образовании среди российских абитуриентов и студентов рассказала Александра Оленина, основатель образовательного проекта «StudyQA»

В ГОСТЯХ: Александра Оленина, сооснователь компании StudyQA

ВЕДУЩИЙ: Александра Петровская

А. Петровская

– Сегодня мы будем говорить об образовании за рубежом и вообще об образовании, востребованности высшего образования российского за рубежом и в том числе зарубежного среди российских абитуриентов и студентов. Наверное, первый вопрос, с которого я хочу начать: по твоему опыту, а ты этим вопросом довольно давно занимаешься, что выше – востребованность первого высшего образования для абитуриентов или уже магистерские, PhD-программы или второе высшее? Что интереснее сегодня для российских будущих студентов?

А. Оленина

– Это очень хороший вопрос. Мне кажется, всё зависит от того, какие цели перед собой ставит человек. Основная задача первой ступени высшего образования – бакалавриата или специалитета – это дать общие знания, дать базу, подготовить специалиста, чтобы он мог выйти на работу. Магистратура уже затачивает тебя на определённые скиллы, и ты становишься более качественным специалистом в определённой сфере. Если у тебя есть задача отточить какие-то навыки, то магистратура как раз решает эти вопросы. То есть, это зависит от того, где ты хочешь работать, сколько ты хочешь зарабатывать и как хочешь себя применить.

А. Петровская

– Тогда ещё такой вопрос в отношении роста или, наоборот, падения спроса на зарубежное образование с течением времени. За то время, пока ты этим занимаешься, как динамика спроса менялась?

А. Оленина

– Рынок международного образования и студенческой мобильности растёт где-то на 12% в год по цифрам ВТО. И рынок не снижает динамики. То есть, процессы миграции, можно так сказать, студенческой мобильности будут только расти. Растёт сильно Азия, Россия растёт медленнее вследствие экономических моментов, связанных со скачками у нас в экономике. Но тем не менее динамика положительная. Больше ребят уезжает учиться за рубеж, есть спрос не только на изучение того же самого английского языка, но и на азиатские языки, европейские языки – французский, немецкий, в частности. В этом плане всё очень хорошо.

А. Петровская

– Это связано просто с рынком, скажем так, с его неведомой рукой, которая распределяет вот таким образом, или есть какие-то ещё политические или социальные аспекты, которые влияют на это?

А. Оленина

– Очень сильно влияет политика. Это можно отследить буквально по заявлениям разных министров разных стран. Пару примеров приведу. В 2012 году политика Великобритании изменилась в отношении иностранных студентов, post-study рабочие визы отменили – то есть, студенты не могли остаться в стране после окончания обучения. И ты можешь видеть, как количественно студентов из Индии или Пакистана начало падать достаточно быстро. В следующем году их хотят снова вводить, посмотрим, как динамика изменится тогда. Либо студенты из Саудовской Аравии: была недавно ситуация, связанная с Канадой, когда студентам сказали, что их скорее не очень ждут, и количество их упало. Они не могут остаться в стране. Это можно отслеживать, политика очень сильно влияет на образование, к сожалению.

А. Петровская

– Зарубежное образование, действительно, может помочь тебе продвинуться по службе или получить более высокую зарплату?

А. Оленина

– Всё зависит от компании и от той индустрии, сферы, в которой ты работаешь. Если ты, допустим, работаешь в инвестиционном банке или там, в senior менеджменте, то тебе нужен MBA хорошей, качественной бизнес-школы для того, чтобы… Тут, кстати, сложно, потому что иногда он тебе нужен, потому что, допустим, Гарвард или Стэнфорд предлагают прекрасное образование по MBA, по маркетингу и всем, что с этим связано.

С другой стороны, я вижу сейчас тенденцию на получение MBA в Сколково просто потому, что здесь нетворкинг российский, здесь ты познакомишься с людьми, которые помогут тебе, допустим, в бизнесе, завяжешь нужные контакты и будешь понимать. И здесь фокус именно на Россию, то есть, тебе покажут, как процесс работает именно в нашей стране. В то время как вещи, которые ты учишь в Гарварде, не всегда можно переложить на российский рынок. То есть, если ты заинтересован, ты работаешь, допустим, в международной компании, то это, скорее, must. Если нет, то тут нужно смотреть, что тебе ближе подойдёт.

А. Петровская

– Если подытожить твоё высказывание на этот счёт, то можно сказать, что нельзя однозначно оценить ценность зарубежного образования для перспектив роста в российских компаниях.

А. Оленина

– Всё очень зависит, да. Можно поехать учиться в Китай, допустим, и учиться там на английском языке. Ты вернёшься, у тебя не будет китайского языка – такое тоже возможно, вопрос в том, зачем ты ездил в Китай, чтобы учиться на английском и не вкладываться в китайский язык. То же самое за рубежом. Хороший диплом откроет тебе дверь, через эйчара ты пройдёшь, затем работодатель будет смотреть на твой скиллсет, что ты можешь привнести в компанию. То есть, это один из этапов.

А. Петровская

– Ещё один момент. Сейчас, насколько я знаю, популярная история для крупных зарубежных вузов не только принимать к себе иностранных студентов, но и, скажем так, открывать филиалы на местах. «Если вы не идёте к нам, мы идём к вам». Вот эта история насколько популярна, какие примеры есть успешные, может быть, в России?

А. Оленина

– Очень хороший вопрос. Да, создание международных кампусов – это отдельная история, которая, с одной стороны, преследует цель развития интернационализации, с другой стороны – экономическую цель по привлечению большего числа студентов, а значит, выше стоимость обучения. Собственно, экономический вопрос они закрывают.

Я не так много знаю примеров, где создание международного кампуса идёт максимально успешно. Многие университеты берут большие инвестиции для того, чтобы это реализовать, и это не всегда окупается, часть кампусов закрывается. Тут нужно смотреть: как долго работает этот кампус, кто там преподаватели – это местные преподаватели, или университет высылает своих британских или американских профессоров на чтение каких-то лекций блоками; на каком языке ведётся обучение; есть ли там практика; насколько диплом, который вы там получите, будет равен диплому, который вы бы получили в стране. Потому что стоимость обучения тоже дешевле, как правило, чем в головном вузе.

А. Петровская

– То есть, тождественности всё равно тут нет.

А. Оленина

– Очень сложно дать то же самое, что будет в головном вузе, просто потому, что там процессы выстраивались веками, и профессура там одного уровня. Здесь нужно смотреть, кто именно будет у тебя преподавать, вести лекции.

А. Петровская

– Модно и подробно говорить о профориентации, о том, что, учитывая скорости развития технологий, не очень понятно, кем нужно быть послезавтра и на кого пойти учиться сегодня. Насколько этот вопрос решён для зарубежных школьников, выпускников?

А. Оленина

– В этом плане мне очень нравится американская система образования. В хороших университетах, когда ты поступаешь на первый курс, первый год или два года у тебя есть возможность брать все возможные предметы. Хочешь – возьмёшь музыку, хочешь – возьмёшь физику, алгебру и так далее, биологию и всё, что угодно. Но потом ты должен определиться со специальностью. То есть, поступаешь ты на основании твоих достижений, оценок в аттестате, уровня языка и так далее, там есть аналог ЕГЭ. Но потом у тебя есть возможность посмотреть, что тебе подходит, и выбрать. Мне кажется, это позволяет ребёнку лучше понять, что ему нравится, чем он хочет заниматься, познакомиться с разными вариантами, разными сферами и принять решение более осознанное, чем если бы он принимал его на окончание школы.

А. Петровская

– Но всё-таки конкретные специальности есть, ты можешь их назвать?

А. Оленина

– Всё очень, опять же, зависит от страны, от перечня специальностей, которые требуются в конкретной стране. В Австралии, например, требуются овцеводы, люди-специалисты по сельскому хозяйству и средний медицинский персонал. В Америке это будет совершенно другой срез, в Канаде третий, четвёртый. Нет такого понятия, как «какие специальности востребованы на Западе», нет такого перечня. Айтишники пока будут популярны. Если ты топовый специалист в своей сфере, ты найдёшь работу.

А. Петровская

– Всё-таки в принятии решения, куда идти – в российский вуз или зарубежный, как ты думаешь, что должно быть ключевым? Например, на семейном совете.

А. Оленина

– Мне кажется, важно с ребёнком проговорить и самому тоже понимать траекторию после окончания университета, то есть, продумать её не на ближайшие несколько лет, а с прицелом на будущее. Кем ребёнок хочет стать. Потому что у нас прекрасное образование в области, допустим, высшей математики и физики – Бауманка и так далее, они дают классное образование. Потом можно на него надстраивать, допустим, магистратуру или аспирантуру. Вопрос в том, что будет после того, как вы закончите университет: где ребёнок сможет работать, где для него подходящий рынок, достойная зарплата.

А. Петровская

– Хорошо. У нас остаётся совсем мало времени. Давай такое короткое руководство к действию для тех, кто собрался пойти учиться в зарубежный вуз. Что нужно делать, с чего начинать и когда?

А. Оленина

– Основное правило – чем раньше, тем лучше. То есть, как минимум за 2 года, лучше за 3, если это выпускник школы; как минимум за 1,5 года, если вы планируете учиться в магистратуре за рубежом. Дело в дедлайнах – то есть, сроках окончания приёма документов. Они, как правило, начинаются очень рано, в топовых американских университетах дедлайны начнутся уже в ноябре-декабре. Нужно подать полный комплект документов, нужно сдать аналог ЕГЭ, нужно сдать тест на знание английского языка, подготовить документы из школы, вуза и так далее. Это нужно начинать за пару лет, чтобы выбрать 5-10 университетов, сформировать свою стратегию поступления, получить все необходимые документы из школы – аттестат, диплом и так далее. Референсы, мотивационное письмо, всё это написать, подготовить и отправить.

А. Петровская

– Ещё один миф, который существует – что учиться за рубежом бесплатно практически невозможно: либо не поступить, либо трудно найти подобную бесплатную программу для нерезидента. Что ты можешь сказать на этот счёт?

А. Оленина

– Это миф. Учиться бесплатно можно как на программах бакалаврских, так и магистерски-аспирантских. Чем выше уровень обучения, тем, можно сказать, шире пул этих возможностей. В ряде европейских стран можно учиться бесплатно абсолютно и иностранным студентам, и местным студентам. Соревнуетесь вы за места среди других иностранных студентов, то есть, вам не интересно, сколько немцев подало заявок, вы соревнуетесь с ребятами из России, СНГ, Азии и так далее. Это реально.

Источник